Уголовное дело об убийстве гражданина России в Кыргызстане идет к развалу

17.03.2012 21:37 - Аналитика, Борьба с пытками

Все время на суде участвовали представители различных международных организаций. Но ни разу не было представителей посольства России, хотя погибший был гражданином этой страны

Абдумомун Мамараимов, Voice of Freedom, Бишкек


Одно из самых резонансных дел по пыткам в Кыргызстане – дело об убийстве гражданина России, 40-летнего Усманжана Халмирзаева отправлено на доследование. Правозащитники опасаются, что милиционеры, обвиняемые по уголовному делу, могут уйти от ответственности.


Отсутствие главных свидетелей по делу, которые из-за страха покинули страну или отказываются давать показания в суде; перевод двух обвиняемых под домашний арест; полное разочарование пострадавших и гражданских активистов ходом судебного процесса; открывшаяся возможность повернуть дело «в нужное русло» – вот главные результаты судебных разбирательств, длившихся полгода.


Напомним, что 7 августа 2011 года сотрудники Базар-Коргонской районной милиции увезли из дому сорокалетнего Усманжана Халмирзаева, который торговал на местном рынке автозапчастями. В РОВД милиционеры избивали его, вымогая шесть тысяч долларов США. После выплаты 30 тысяч сомов (около $650), милиционеры отпустили его.


Поздно вечером того же дня Усманжану стало плохо и он скончался в больнице. Вскрытие показало, что причиной смерти стал поперечный перелом грудины с разрывом сердца, повлекший внутреннее кровоизлияние. Дома Халмирзаев успел рассказать жене, что его пытали в здании РОВД. Узнав о его смерти, милиционеры вернули полученные ранее деньги.


У погибшего остались трое детей, двое из них – несовершеннолетние. Жена – домохозяйка. В семье проживают восьмидесятилетний больной отец и племянники. Всего Усманжан содержал 11 человек.


Многообещающее и тревожное начало


Вскоре областная прокуратура возбудила уголовное дело против четырех милиционеров, которым предъявлены обвинения в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, превышении должностных полномочий, пытке и вымогательстве взятки.


По словам координатора проектов правозащитной организации «Справедливость» Абдумалика Шарипова, только за первые 2 дня в местных и зарубежных СМИ было опубликовано более 40 сообщений об этом факте. Кроме того, что погибший оказался гражданином России, случай совпал с визитом тогдашнего президента Отунбаевой на юг Кыргызстана именно по вопросам пыток и незаконных задержаний.


«Милиция и прокуратура с самого начала сильно сопротивлялись, не допускали наших людей к трупу, не давали фотографировать его, — говорит Шарипов. — Уголовное дело было возбуждено, а обвиняемые взяты под стражу под давлением общественности и международных организаций».


Посольство России 10 августа направило письмо в областную прокуратуру с требованием расследовать факт смерти Усманжана Халмирзаева. Представитель Генерального консульства России участвовал на вскрытии трупа.


Международная правозащитная организация «Human Rights Watch» 12 августа распространило заявление, в котором также потребовала от властей Кыргызстана расследовать этот инцидент и наказать виновных.


Служба внутренней безопасности МВД провела собственное расследование, и рекомендовало понизить в должности, либо уволить 7 сотрудников районной и областной милиции.


Областная прокуратура закончила следствие за две недели. На скамье подсудимых оказались трое оперативников Базар-Коргонского РОВД: Кубан Нуриев, Нургазы Туташев, Уларбек Исмаилов и оперуполномоченный УВД Джалал-Абадской области Мунарбек Маматалиев.


Однако, по словам руководителя правозащитной организации «Справедливость» Валентины Гриценко, их «насторожило то, что следствие было закончено за столь короткий срок». Позже это стало одним из аргументов адвокатов милиционеров, которые настояли на доследовании дела.


До рассмотрения дела в суде, родственники обвиняемых устраивали митинги и перекрывали главную автотрассу Бишкек-Ош, соединяющую юг и север страны. Из-за давления на суд и адвокатов, Верховный суд передал дело в Сокулукский районный суд Чуйской области, что в 500 км от места события.


На первом заседании суда 29 сентября 2011 года участковый инспектор Базар-Коргонского РОВД Кайрат Алиев рассказал, что после смерти Халмирзаева обвиняемые через него передали родственникам погибшего 30 тысяч сомов. Во время выступления Алиева, со стороны родственников обвиняемых посыпались обвинения «в предательстве», угрозы и проклятия в его адрес.


По возвращению домой Кайрат Алиев написал рапорт с просьбой отправить его на распоряжение или перевести на другую работу в целях собственной безопасности и безопасности членов своей семьи. По данным правозащитников, он сейчас находится в России.


Спустя полгода, 15 марта 2012 года суд направил дело на доследование в Джалал-Абадскую областную прокуратуру. В ходатайстве об изменении меры пресечения на домашний арест двум подсудимым милиционерам Нургазы Туташеву и Уларбеку Исмаилову, судья отказал.


Свидетели переходят на сторону подсудимых


Первым изменил свои показания инспектор по делам несовершеннолетних Толонбаев. Он рассказал в суде, что Кайрат Алиев оговорил своих коллег, поскольку у него был личный конфликт с Нуриевым, с одним из подсудимых. Но не смог ответить на простой вопрос судьи о том, какие отношения были между Нуриевым и участковым инспектором.


По словам адвоката потерпевших Динары Медетовой, показания Толонбаева не совпадают с теми, что он давал на следствии. На что Толонбаев ответил, что во время следствия он «торопился», а сейчас все рассказывает «обдуманно».


Изменил свои показания в пользу обвиняемых и анестезиолог-реаниматолог Эгемберди Капаров, осматривавший Халмирзаева при поступлении в районную больницу. Он оказался на редкость забывчивым врачом. То и дело, ссылаясь на историю болезни (мол, там все описано), он даже «не смог вспомнить», терял ли его пациент сознание.


«О том, что его били в милиции, пострадавший не сказал ни слова, — сказал Капаров. — Он рассказал, что на него упал бетон». Где и когда мужчина попал под бетон, он не уточнил.


Подсудимые не признают вину и поддерживают версию, что на погибшего упал бетон. Однако ранее они же озвучивали другую версию: Халмирзаев, занимаясь торговлей автозапчастями нелегально, якобы на границе нарвался на пограничников Узбекистана, которые и избили его. Но Зульфия Халмирзаева, супруга погибшего рассказывает все по-другому, детально и называя конкретные имена милиционеров.


«Его забрали прямо из дома, пришел Туташев, сказал, что ему нужны запчасти, у нас часто запчасти из дома забирали, муж вышел за ворота, а его затолкали в машину и увезли в РОВД», — рассказывает вдова.


«После того, как милиционеры узнали, что у нас нет больших денег, сказали, чтобы муж принес 30 тысяч сомов (более $660) в этот же день и потом в течение месяца еще 70 тысяч сомов, — продолжает Зульфия. — Угрожали, что если он не принесет деньги, не оставят в покое ни семью ни детей. Мы по родственникам собрали 30 тысяч и принесли, но деньги у нас из рук не брали, сказали, чтобы мы положили их в машине на сиденье».


Лучшая защита – нападение?


До начала первого заседания в октябре 2011 года, возле здания суда собрались около 60 сторонников подсудимых. Они уговаривали пострадавших дать отвод судье и ходатайствовать, чтобы дело снова перенесли на юг, ближе к месту жительства пострадавших и обвиняемых. Они отказались. 


«Нам никто не угрожает и давления не оказывает, во всяком случае, пока, — говорила тогда Зульфия, имея в виду членов своей семьи. – Родственники милиционеров приходили к нам, предлагали большие деньги, купить дом, чтобы мы замяли дело, но я пойду до конца, я буду добиваться, чтобы им дали пожизненные сроки».


С тех пор заседания суда назначались около 10 раз. Несколько раз они откладывались из-за отсутствия участников процесса. После того, как суд освободил из-под стражи двоих обвиняемых, по ходатайству вдовы погибшего менялся состав суда. Менялся и прокурор, поддерживающий гособвинение.


На одном из последних заседаний суда прокурор сам попросил суд дать поручение о принудительном приводе свидетелей, обещая обеспечить их явку. Такое рвение прокурора непонятно, так как было хорошо известно, что многие свидетели вынужденно уехали из страны.


В последний день февраля вдова Халмирзаева отказалась от дальнейшего участия в судебных разбирательствах. В своем заявлении суду она писала, что из-за угроз со стороны милиционеров свидетели боятся давать показания, а некоторые из них вовсе покинули страну.


Выражая неудовлетворенность «бесконечной тяжбой», она заявила, что ей «каждый раз приезжать издалека не позволяют семейное положение и здоровье». «Пускай они мою семью оставят в покое, я за них боюсь. Пускай их бог накажет», — пишет она в своем заявлении.


«Я устала, и не вижу смысла участвовать в судах, когда двое из виновных в смерти моего мужа свободно гуляют на свободе, а на суде люди дают лживые показания, — сказала Зульфия «Voice of Freedom». – Прошло столько времени, а результатов нет. Они специально тянут время, чтобы замять дело».


По словам Зульфии, после того, как она отвергла предложения о деньгах и покупке дома, начались угрозы. «Я решила отказаться от бессмысленной борьбы, когда угрозы коснулись моего сына. Мне стали передавать, что знают, в какой части России находится мой сын, и найдут его».


Почва для развала обеспечена


Сегодня уже нетрудно предугадать исход этого процесса – все идет по накатанной дорожке к оправданию обвиняемых. Сторона обвиняемых нейтрализовала вдову погибшего, активная позиция которой играла важную роль в этом деле. Запуганы главные свидетели, которые покинули страну. Молчит Россия – целое государство, которому видать, наплевать на жизни своих граждан.


Все время на суде участвовали представители различных международных организаций: Хьюман Райтс Вотч, УВКПЧ ООН, ОБСЕ и посольства США. Ни разу не было только представителей посольства или консульства России, хотя погибший был гражданином этой страны.


Кроме того, как отмечает Абдумалик Шарипов, власти не реагировали должным образом на давление на суд, когда родственники обвиняемых митинговали и перекрывали трассу. «Используя угрозы и шантаж, они добились освобождения из-под стражи двух милиционеров, — говорит Шарипов. — Этим власти и суд показали свою слабость, дали той стороне уверенность, что таким образом они могут добиваться своих целей».


«Не исключаю, что тут свою роль сыграла коррупция и круговая порука, корпоративная поддержка судебных и правоохранительных органов. Понимаем состояние вдовы погибшего, ведь и мы не можем защитить ее. Мы не бросим ее, будем наблюдать за ходом следствия и оказывать ей адвокатскую помощь. Не можем также обвинить свидетелей, которые уже не будут давать показания в пользу пострадавших. Они запуганы сильно». 

«Вполне возможно, что виновные уйдут от ответственности. Почва для этого подготовлена: вдова погибшего испугана, вся ее душа измотана. Наши власти и посольство России не реагируют на ситуацию, — говорит Валентина Гриценко.